+7-951-613-36-31
Логотип

06 июня 2022

Где сегодня отечественным компаниям искать новые рынки сбыта?

Иностранные компании продолжают покидать российский рынок. Где в нынешней напряженной ситуации искать новые рынки, можно ли поддерживать конструктивные отношения с прежними бизнес-партнерами, готовы ли азиатские компании сотрудничать с Россией и какие направления их больше всего привлекают — об этом гендиректор Федерации креативных индустрий Игорь М. Намаконов беседует с исполнительным директором фонда «Ульяновск — культурная столица» и экс-министром культуры Ульяновской области Татьяной Ившиной. Беседа состоялась в программе «Голосом» Telegram-канала «Красная кнопка ФКИ».

— Ульяновск всегда активно развивал международное сотрудничество в сфере креативных индустрий. А что происходит сейчас, как вы оцениваете нынешнее положение дел? 

— Да, до недавних пор примерно треть всего, что мы делали, была связана с международным гуманитарным сотрудничеством. Все началось в 2013 году, когда мы пригласили в Ульяновск Тома Флеминга, признанного мирового эксперта в сфере креативных индустрий. Он порекомендовал нам, какие шаги нужно предпринять для развития в Ульяновской области креативного сектора. 

Один из советов звучал так: «Обязательно взаимодействуйте с международным сообществом. Позиционируйте регион как творческую лабораторию. Не бойтесь экспериментировать и рассказывать о себе на зарубежных площадках». В 2015 году Ульяновск вошел в число креативных городов ЮНЕСКО. Нам хотелось посмотреть на себя со стороны, глазами тех, кто занимается тем же, чем и мы, но в совершенно иных экономических условиях. Все это помогло нам в поиске партнеров в СНГ, Европе, в странах азиатского региона. В 2020-м в сферу наших интересов вошли также государства БРИКС. 

Сейчас ситуация, конечно, изменилась. Многие проекты с зарубежным участием поставлены на «стоп» или отменены. Большинство иностранных компаний приостановило свою деятельность. Пока они выплачивают сотрудникам 2/3 заработной платы, но производство стоит. Как будет дальше, трудно сказать. И хотя на современных предприятиях работает по 700‒800 человек, такое количество освободившихся специалистов для регионального рынка труда чувствительно. При этом большинство наших партнеров уверены, что при определенных обстоятельствах сотрудничество можно будет возобновить. 

Что касается стран БРИКС — тут практически ничего не изменилось, в этом году председательствует Китай, и мы работаем в том формате, какой планировали. На сегодняшний день в странах БРИКС намечено 100 мероприятий в 30 различных областях экономики, в том числе в сфере гуманитарного сотрудничества и креативных индустрий. Хочется верить, что все будет реализовано. 

— Сейчас много говорится об «отмене русской культуры». Звучала ли такая тема на тех встречах и переговорах, которые вы в последнее время проводили? 

— За последнее время у нас было несколько онлайн-встреч, в которых, среди прочих, участвовали представители стран из так называемого «недружественного» России блока. Но ничего подобного в нашей практике не было. Возможно, мы работаем с теми, для кого экономическая и политическая ситуация — не основание ставить крест на стране, ее ценностях и культуре. К тому же вопросы, которые мы обсуждаем, важны для жителей любых стран, какой бы политики они ни придерживались. 

— На прошедшем в марте Красноярском экономическом форуме была высказана мысль, что Россия окончательно взяла курс на Восток и развернулась в сторону Азии. Вы не первый год сотрудничаете с КНР. Что, на ваш взгляд, необходимо для выстраивания полноценного партнерства с Китаем, какие особенности китайского общества и культуры при этом нужно учитывать? 

— Мы начали работать с Китаем в рамках БРИКС в 2020 году. Но нельзя сказать, что он был для нас терра инкогнита. У наших стран довольно много точек пересечения. Достаточно вспомнить историю «красного туризма». В последние несколько лет до пандемии КНР была одним из лидеров по количеству туристов, посетивших Российскую Федерацию. Более того, еще в 2014 году наш регион был включен в программу сотрудничества «Волга — Янцзы». С нашей стороны в ней задействовано 14 субъектов Приволжского федерального округа, а со стороны Китая участвует шесть провинций : Шаньси, Хунань, Аньхой, Хубэй, Сычуань и Цзянси. Это очень мощная экономически развитая территория, где проживает несколько сотен миллионов человек. Мы много раз принимали у себя китайские делегации. С тремя провинциями у нас подписано соглашение о сотрудничестве, побратимстве городов и так далее. Мы вошли в Русско-Азиатский Союз промышленников и предпринимателей. А с 2017-го проводим на территории Ульяновска российско-китайский бизнес-инкубатор для молодых предпринимателей. Так что наш бизнес не первый год изучает особенности китайского менталитета и уже научился разговаривать с партнерами из КНР. Для выхода на рынок Китая важно изучить культуру и менталитет страны, законодательство, особенности межкультурного диалога. Например, в Китае очень много внимания уделяется личному знакомству: заключить сделку или договориться о совместном проекте по переписке или телефону просто невозможно.

Если приводить примеры успешного сотрудничества, то в июне прошлого года из города Цзыбо провинции Шаньдун КНР в Ульяновск впервые отправился прямой контейнерный поезд с грузом. Благодаря тому, что удалось миновать Владивосток, Москву и другие крупные транспортные узлы, 50 контейнерных вагонов доехали до нас всего за 10-12 дней. Обратно поезд ушел уже с российской экспортной продукцией. Второй состав пришел в Ульяновск в апреле этого года. Несмотря на всевозможные санкции, бизнес и логистические компании ищут маршруты, помогающие не прекращать взаимовыгодное сотрудничество. 

— Наряду с Китаем в БРИКС входит и Индия. Какие у вас складываются отношения с этой страной? 

— Здесь в первую очередь нужно говорить об образовании. Индийские студенты по-прежнему приезжают в Россию учиться, чаще всего медицине. Сейчас мы сотрудничаем с несколькими провинциями, в частности Мумбаи, где идет активный набор студентов для обучения на английском языке в России. Надеемся, что экономическая и политическая ситуация не помешает развивать это направление. 

— Сотрудничаете ли вы еще с какими-то странами Азиатского региона? 

— В последнее время Ульяновск активно выстраивал отношения с Японией. В 2012-м был подписан меморандум о сотрудничестве с РОТОБО (Японской ассоциацией по торговле с Россией и новыми независимыми государствами). Япония интересна нам в первую очередь как партнер в области машиностроения. За это время у нас «приземлилось» довольно много крупных японских компаний. К примеру, в индустриальном парке «Заволжье» в 2016 году появился завод по производству шин Bridgestone. И хотя сейчас предприятия приостановили свою деятельность, из Ульяновской области они не ушли. Хочется верить, что в дальнейшем взаимодействие будет восстановлено.

Но помимо крупных отраслей экономики в последние годы активно развивалось сотрудничество с Японией и в креативных индустриях. Это, в частности, касалось всего, что связано с видеоконтентом, анимацией. Но сейчас и здесь все пока поставлено на «стоп». В мае был запланирован большой форум «Японская весна на Волге» с мощной деловой программой и участием российского Минэкономразвития и японского Министерства экономики и промышленности, а также РОТОБО и Российского экспортного центра. К сожалению, его пока тоже пришлось отложить. 

— Какие, по Вашему опыту, российские креативные индустрии наиболее востребованы в Азии и Китае?

— Модная индустрия. Причем это касается как одежды для массмаркета, так и небольших локальных брендов. Хорошо идет взаимодействие в области кинопроизводства и видеоконтента. Большой процент экспорта связан с полиграфией. И конечно, партнеров из Азии традиционно интересуют наш шоколад и наша натуральная косметика. 

— Что сегодня принципиально уяснить инфраструктурным организациям и отдельно взятым предпринимателям, если они хотят продолжать международное сотрудничество или  ищут варианты выхода на новые зарубежные рынки?

— Главное — не складывать руки и не ждать хорошей погоды. Нужно продолжать активно работать. Стоит использовать нынешнюю ситуацию как шанс изучить новые страны, рынки и пути выхода на них. Важно участвовать в различных мероприятиях и показывать свою заинтересованность в сотрудничестве. И, как нам всегда говорили наши японские коллеги: «Успех в другой стране придет в том случае, если вы действительно предлагаете качественный уникальный продукт».

У нас на территории Ульяновской области пять американских предприятий. Они были построены во времена не самых добрых отношений между Россией и США. Первая фабрика MARS появилась в 2012 году.

Напомним, американская корпорация MARS успешно реализовала в регионе уже три проекта: построила завод по производству кормов для домашних животных, шоколадную фабрику, открыла цех по выпуску упаковки для российских фабрик. В 2018-м завершено строительство Центра по изучению питания домашних животных. В 2022 году планируется достроить вторую очередь научно- исследовательского центра питания животных. За это время 8 млрд инвестиций и 2 млрд поступило налогов в бюджеты всех уровней. К чему я это рассказываю? Если зарубежный бизнес заинтересован в сотрудничестве, он найдёт способы обойти санкции даже в напряженной политической обстановке. Но надо, чтобы движение было двусторонним — и с их, и с нашей стороны.

И конечно, очень важно сохранять отношения с партнерами, хотя бы на человеческом уровне, чтобы, когда сложные времена закончатся, можно было восстановить контакты и реализовать задуманное.

Источник

Хотите быть в курсе последних новостей и событий? Подписывайтесь на телеграм- канал «Бизнес в Кузбассе»